на главную
     
2015, 14х20см
320 стр.
для младшего школьного возраста, 6+
ISBN 978-5-91759-334-0

Купить
Вне серии
Простодурсен. Зима от начала до конца
Руне Белсвик
Перевод с норвежского Ольги Дробот
Иллюстрации Варвары Помидор
О книге

Повести Руне Белсвика, современного норвежского писателя, о Простодурсене и его друзьях очень популярны в Норвегии. В маленькой приречной стране жизнь героев полна обычных забот: тут рубят дрова и копают канавы, пекут хлеб и сушат башмаки, смотрят в небо и бросают в воду камушки...


Но удивительное дело: чуть измени угол зрения ― и самые простые вещи наполняются особым смыслом и трогают сердце. Мудрый Ковригсен, Октава с её песнями и Утёнок с его фокусами умеют радоваться и радовать других так, что заражают этим даже хитреца Пронырсена и некулёму Сдобсена.

Книги о Простодурсене вошли в «Золотую детскую библиотеку» по версии норвежского Института детской книги, наряду с книгами о Муми-троллях, «Алисой в стране чудес», «Хрониками Нарнии», «Винни-Пухом» и другой детской классикой. 

В 2014 году Гильдия мастеров литературного перевода вручила Ольге Дробот премию «Мастер» за перевод книги. 

В книгу вошли три из шести историй о Простодурсене. Продолжение следует!

 

 

 

Ольга Дробот читает отрывок из книги

 


Жизнь как чудо. Ольга Дробот, переводчик книги

Ольга Дробот, переводчик книги

Жизнь как чудо

Издательство «Самокат» сказало мне строго, но справедливо: «Ты эту книгу нам предложила, ты её перевела, теперь, пожалуйста, напиши коротко и ясно, чем она так замечательна». И я уже стало было послушно писать, что Руне Белсвик — современный классик норвежской литературы, его книги проходят в школе, а «Простодурсен» вошел в «Золотую детскую библиотеку» по версии национального Института детской книги. Это норвежцы так здорово придумали — собрали авторитетных людей: писателей, библиотекарей, учителей, специалистов по чтению, психологов и литературоведов и попросили их составить «канонический» список детских книг, чтобы выпустить отдельной библиотекой и сориентировать детские сады, школы и родителей. Всего в нем двадцать пять не авторов даже, а конкретных книг, и «Простодурсен» соседствует с «Муми-троллями», «Ветром в ивах», «Винни-Пухом» и «Гарри Поттером», с «Алисой» и «Хрониками Нарнии».

Это все полезно знать, подумала я дальше, однако сии ценные сведения никак не объясняют, за что лично я люблю «Простодурсена» и хочу, чтобы его непременно можно было прочитать и по-русски тоже.

По-моему, это книга о том, что жизнь — чудо, она готова изумлять нас каждый день. Но чтобы восхититься самому дару жизни, заметить его, порадоваться ему, надо жить в детском темпе, здесь и сейчас, и поменьше суетиться. В Приречной стране Белсвик поселил всего нескольких героев, так что и влюбиться, и подружиться, и даже лопату у соседа одолжить здесь превращается в проблему отношений. Несентиментальный, но деятельный Пронырсен, взбалмошная и поэтичная Октава, трудяга и верный друг Ковригсен, простая добрая душа Простодурсен, трепетный зануда Сдобсен, по-детски непосредственный Утёнок и местный психотерапевт, мудрая Каменная куропатка — вот и вся компания. И каждый из героев когда-то ведёт себя умно, а когда-то — глупо, то вредничает, то проявляет чудеса храбрости, и без каждого из них этот мир не полон и не так ярок. И в этой стране, точно как в детской жизни, с утра до обеда проходит целая жизнь, полная неожиданных и судьбоносных поворотов: то Простодурсен запнётся о лопату, то вылупится утёнок, то исчезнет река. Из этих маленьких происшествий сплетается непредсказуемое повествование. Меня оно совершенно покорило точно отмеренным соотношением абсурда, юмора, простоты и философской глубины, которое я рискну назвать абсолютной гармонией.

Ну и надо сказать еще, что Руне Белсвик родился в 1956 году недалеко от норвежского города Кристиансанд. Это южная оконечность Норвегии, теплый приморский город, откуда ходит многопалубный паром в Данию. Учась в престижной гимназии, Белсвик заметил, что он как будто все время участвует в гонке «кто круче всех?» и тяготится этим. Гонке нет конца, все время бежишь вверх по едущему вниз эскалатору — чуть остановишься перевести дух, как тебя тут же сносит вниз, и ты всё время сравниваешь себя со всеми и часто считаешь себя хуже кого-то. Но стоит взять ручку и бумагу и начать сочинять, то вместо этой навязанной жизни появляется другая. Это волшебство так Белсвику понравилось, что он стал писать по-настоящему, в 1979 году выпустил первую книгу и продолжает сочинять вот уже тридцать пять лет, сочетая писательство только с работой в центре поддержки людей с инвалидностью, которые из-за этого не в состоянии жить самостоятельно, а нуждаются в добром участии.
Варвара Помидор, иллюстратор книги

Варвара Помидор, иллюстратор книги

В прошлом году мне прислали файл с текстом будущей книги норвежского автора Руне Белсвика «Простодурсен» на русском языке в переводе Ольги Дробот. И мы с дочкой Аглаей стали
читать. Нам было не очень то уютно перед компьютером — приятнее читать, держа в руках книжку. Но её то как раз пока и небыло. Мы быстро забыли про то, что вокруг. Нас окружила маленькая приречная страна, с чудесными, милыми героями.

Описания их внешности в тексте почти совсем нет. Их образы сложились из того, как они ходят, что делают, что говорят, какие у них мысли, взаимоотношения друг с другом. Каждый из них уникален, чуточку странен, они похожи на людей и немного на животных. У героев простая жизнь без особых приключений. Но самые обычные дела наполнены душевным смыслом.

Приречная страна маленькая, а герои большие. Они даже больше своих домов. Порою переполненные мыслями, чувствами и переживаниями они так увеличиваются, что их страна помещается у них на шапочках.

Все это я увидела, когда мы читали. Так и нарисовала.
Русский репортер, №39 2014

Великолепная, хоть и местами щемяще-грустная норвежская сказка с отличными иллюстрациями Варвары Помидор. В главной роли Простодурсен, также есть его враг Пронырсен, а еще Ковригсен, утенок, Октава и прочие существа разной степени мрачности. «Простодурсен взял утенка на руки. И они еще постояли, глядя в окно. Там все равно было на что посмотреть. Трава всех цветов — от зеленого до желто-коричневого. Листья на яблонях. Сочные облака. Толстое красное солнце, выкатившееся из-за горы. Сама гора. Высоченная темная вершина с пятнами снега. Еловый лес. Понарошка».
Ароматные коврижки и марципановые праздники / Екатерина Олейникова / Kidreader, 10 декабря 2014

Спешите видеть! Первое, но не последнее. Уникальное, и при этом ежедневное! Простое, но пронимающее до самой глубины души! Лучшее! Великолепное... Захватывающее... рождение, вылупление, появление. Исполняет самый необыкновенный и самый обычный утенок.
А чем не чудо? Знаете, как он появился на свет? Да он чуть не умер! Дело в том, что Простодурсен сидел на берегу и кидал камушки. Ну любит он это дурацкое занятие. Сидеть круглыми сутками, кидать камушки в Реку, слушать самое совершенное на свете «бульк». Он уже все камушки собрал по округе, вон они, на дне лежат, не достанешь. Сидел он себе на берегу, и вдруг видит — утка. С яйцом в обнимку плывет по реке. Простодурсен, значит, ее лопатой поддеть решил, вытащить на берег, помочь. Он этой лопатой канаву копал. Зачем? Да просто так. Вдруг понадобится. Только он вытащил утку, — Пронырсен идет. Пронырсен тот еще тип. На утку сразу позарился, решил ее себе забрать, а яйцо — вышвырнул! Чудом не разбилось! Долго Простодурсен думал, как с ним быть. А потом понял — он его сам... выносит? Вылупит? Согреет! И Простодурсен принес яйцо в дом, укутал одеялами и затопил печь. О яйце тут же узнала вся страна: Сдобсен, Ковригсен и Октава. А когда Утенок появился на свет, о его рождении чуть было не проведал Пронырсен! Но Простодурсен в карман его спрятал.

Вот такие чудеса. А потом Утенок с Простодурсеном везде вместе ходили, Утенок в кармане любил путешествовать, а Простодурсен не возражал. Тем временем с Пронырсеном какие-то чудеса происходить стали. Во-первых, он Утенка увидел и поразился, как это — жить с кем-то круглыми сутками и все время разговаривать! Во-вторых, с лопатой (той самой, которой Простодурсен утку спас) начал общаться, даже спать ее с собой положил, даже поссорился два раза! А потом он со Сдобсеном подружился и тоже с ним общаться стал, и вообще превратился в человека из ворчуна-топтуна.

Вот такая книжка. Но это мы вам только парочку эпизодов рассказали. А там еще столько всего! И ароматные коврижки и марципановые праздники, мудрая Куропатка, что камень собой всю зиму согревает и все на свете знает, и крошечная Улитка, первая дружба и большая любовь, но самое главное — весна, сильная, красная, теплая, приходит и — фу-у-у-х — дует на зиму сильным синим ветром и гонит ее вон! И кажется, пока книжку читаешь, что этот мир живет в ритме неизвестного еще человечеству танца, а в голове на протяжении всего текста крутится пока еще не нарисованный мультфильм. Так и чешутся руки — срочно все бросить и рисовать. Ну или как минимум камушки в реку кидать — бульк!

Оригинал статьи: http://kidreader.ru/review/2895
Когда наступит весна / Наталья Евдокимова / Питерbook, 28 декабря 2014

Далеко-далеко, где-нибудь за границей, живёт себе какой-нибудь Сложнодурсен. Он хоть и дурсен, да что с него взять. Он, может, и пудингов не готовит, потому что пудинги — это слишком просто. Особенно если каждый день. Сложнодурсену вряд ли придёт в голову бросать в реку бульки — просто чтобы в руке был камень-бульк, просто чтобы была река, просто чтобы звучало. Сложнодурсен только фыркнет и пойдёт по своим сложным делам.

А Простодурсен встанет у реки, будет всматриваться вдаль и поглаживать пальцем бульк. Над рекой поднимется туманный воздух, а в кармане запищит крохотный утёнок. Вообще-то дурсены не высиживают яиц. Но было яйцо, был Простодурсен, и тепла хватило на двоих.

«— Пока я ещё не завёлся в яйце и не вышел из него, ты уже по мне тосковал?
— Нет.
— Ни капельки?
— Да я же о тебе не подозревал даже.
— И ты обо мне нисколько не думал?
— Как же я мог думать? Я же не знал.
— Простодурыч, ты ранил моё сердце».


Простодурсен — сначала без утёнка, а потом вместе с ним — живёт в маленькой приречной стране. Это, можно сказать, пятигранник. Всего пять жителей — Сдобсен, Ковригсен, Октава, Пронырсен да Простодурсен. Год от года, нос к носу. И приречная страна не изменится ни завтра, ни послезавтра, ни через год. А потому делать нечего — придётся заново узнавать друг друга. Много-много раз. Новыми глазами смотреть на Ковригсена — вдруг в нём что-то осталось неизвестное. Кому-то — дружить с вредным Пронырсеном. Раньше-то и мыслей о дружбе с ним не было, а тут вдруг оказывается, что на самом деле — он стеснительный и добрый типчик. Октаве вдруг спустя много лет придётся влюбиться в своего соседа. А ещё кому-то из них придётся измениться самому. Да так измениться, чтобы все были удивлены. Вот что надо делать с бытом, чтобы он не разрушал семьи. Вот куда нужно двигать мир, чтобы он неустанно обновлялся...
Утёнок Простодурсена не добавляет к этой геометрической фигуре новой грани, а просто окрашивает пятигранник в ярко-жёлтый цвет.

Но иногда на мир, и даже на приречную страну, опускается зима. Падает крупными хлопьями снег, и весёлый жёлтый пятигранник скрывается под ним. И, невыносимо тоскуя, только то и делает, что ждёт весны.

Всем сложно зимовать. Но издательство «Самокат» уже второй год подряд скрашивает это нелёгкое время. В прошлом году — книгой Петера ван Гестела «Зима, когда я вырос», в этом году — тихим, но нашумевшим Простодурсеном. Две эти книги носят в себе название зимы, и обе эти книги почти невозможно цитировать, потому что они являются сплошной цитатой — цельной, монолитной, и если их и цитировать, то с первой до последней строчки.

Книга «Простодурсен. Зима от начала до конца» завораживает, вводит в транс и усмиряет. Её хочется читать до самого начала весны. Хочется держать эту книжку на подоконнике, чтобы она смотрела на зимнюю улицу, а самой держаться рукой за горяченькую батарею. Эта книга как мантра, или как молитва о весне, или будто ода таким разным-разным-разным нам.

За хлёсткими диалогами — волшебство дружбы и влюблённости. В каждой истории уже знакомый житель приречной страны заново вылупляется из своего яйца, и нам выпадает счастье видеть зарождение одного человека в мыслях другого. Мы с героями книги стоим на пороге счастья, и оно такое настоящее — не хуже какой-нибудь каменной куропатки. И такое трепетное и трогательное, что становится даже не понятно, как можно выдержать это чтение?

У меня перехватывает дыхание от простоты и бездонной глубины. И я представляю, как ищут и не находят дна бесконечно прекрасные слова-бульки.

Я читаю, и моём сердце отчаянно бьётся маленький утёнок.

И — надо же — раньше я по нему не тосковала.

Даже не подозревала о нём.

И думать о нём тоже не могла, поскольку не знала.

Но теперь мне кажется, я не потеряю его ни за что.

И поэтому настанет весна.

Оригинал статьи: http://krupaspb.ru/piterbook/recenzii.html?nn=1737&ord=5&sb=&np=3
Простодурсен и философия жизни / Мария Костюкевич / Папмамбук, 3 февраля 2015

Первую из серии книг о Простодурсене норвежец Руне Белсвик написал двадцать три года назад, и с тех пор популярность историй о маленьких жителях Приречной страны только росла. Норвежские специалисты по детскому чтению включили «Простодурсена» в список «25 лучших книг для детей» — наряду с «Муми-троллями» и «Винни Пухом». До российских читателей эта книга дошла лишь сейчас, во многом благодаря замечательному переводчику Ольге Дробот, несколько лет назад открывшей нам «Вафельное сердце» и «Тоню Глиммердал» Марии Парр. Ее искусство позволило прозе Руне Белсвика и на русском языке заиграть множеством волшебных оттенков и смыслов.


Читать «Простодурсена» лучше всего вслух, даже если ребенок лет шести-семи уже легко складывает буквы в слова: красивый и выразительный язык повествования нужно «услышать», прочувствовать, пропитаться его запахами и звуками. Ведь не только персонажи — даже дни и ночи, времена года, лес, река, воздух — всё здесь кажется одушевленным и неслучайным. Хотите знать, как выглядит, скажем, весна? «Она вам не пугливая тихоня, которая застенчиво крадется по лесу и прячется от любого звука. Нет, весна не робкого десятка. Она р-раз — взяла зиму за ушко, два — вытянула ее на солнышко, а сама заняла собой все. „Буфф!“ — сказала весна и наступила. Везде».

Сказочный мир, созданный Руне Белсвиком, населен наивными и открытыми существами. Жителям Приречной страны (кто они — гномы? сказочные человечки? потомки муми-троллей?) присущи все человеческие качества и чувства: быть слабыми, заботливыми, вредными, забывчивыми, иногда влюбленными, плакать, обижаться, страдать, предвкушать и радоваться, ‒ и благодаря такому богатству внутреннего мира каждый герой очень интересен.


Объем книги в три сотни страниц идеально подходит для затяжного домашнего «погружения» в жизнь маленькой Приречной страны, для семейного чтения с отдыхом и удовольствием. Текст «Простодурсена» полон символов и метафор, и их легко подхватят между строк и взрослый, и ребенок. Три истории под одной обложкой перетекают из осени («Великое похищение реки») сквозь зиму («Великий марципановый пир») в весну («Великий весенний день»). Название каждой зимней и весенней главы выглядит крошечным стихотворным этюдом, а сами главы нередко заканчиваются заходом солнца, что очень хорошо сочетается с чтением ребенку перед сном.

В истории, рассказанной ярко и образно, каждый ребенок наверняка по-своему будет представлять себе Простодурсена. Вполне вероятно, что именно так и было задумано автором: во всяком случае, нигде в книге не встречается мало-мальски подробного описания внешности персонажей.

И еще один вопрос, отданный на откуп читателю: почему заглавный герой получил имя Простодурсен? Можно сказать, что он скорее простофиля, простак, наивный и добрый. Но точно не дурачок — так же, как популярный герой русских сказок Иван-дурак, в итоге часто оказывающийся вполне разумным. Поэтому имя Простодурсена не несет в себе насмешки или скрытого негативного смысла, а его честность и простодушие вызывают симпатии ребенка.

«Основная пятерка» жителей Приречной страны — Простодурсен, Сдобсен, Ковригсен, Октава и Пронырсен. Жизнь этого народца несуетлива и предсказуема, поэтому каждое выходящее за рамки повседневности событие претендует на статус «великого». Подобным же образом рассматривает свой уютный мирок маленький ребенок, бесконечно удивляясь любому его изменению. В первой, осенней книге главным и во многом поворотным событием становится утиное яйцо, «вошедшее в жизнь» всех героев книги. «Полоски, пятна и лоскутки солнца беспорядочно были разбросаны по всему дому, один крупный квадрат упал точно на яйцо. С которым что-то творилось. Яйцо шевелилось...»

Чудесному появлению на свет Утенка предшествует метафоричное описание процесса «вылупления»: «„Я знаю, что это нормально, — ответила Октава. — Но до чего неприятное зрелище! Было такое красивое яйцо — и на тебе...“ — „Когда кто-то выходит из яйца на свет, это всегда выглядит пугающе, — сказал Сдобсен“».

Роль Утенка в книге очень важная, даже определяющая. С его появлением Простодурсену как бы придется стать «старше», чтобы заботиться о малыше, и постепенно расплывчатый возраст приречных жителей получает более четкие очертания: в истории возникают снисходительный опытный взрослый и наивный смешной ребенок. И все-таки возраст ничуть не помешает каждому «взрослому» герою в некоторых ситуациях оставаться тем же ребенком, нуждающимся в защите и участии. Ждать, что его пожалеют, что погладят по голове и крепко обнимут, и никто не посмеется над его слабостью. Одна из глав имеет поэтическое название: «Не все ли равно, когда ночью молчишь, кто из вас взрослый, а кто — малыш?».

Так же, как малыш, раздвигающий границы своего существования, постигает окружающий мир Утенок, считая его очередным яйцом, из которого каждый когда-нибудь вырастет, пробьет скорлупу и перейдет в «яйцо номер три»: «Высоко над большой горой висит ни к чему не прицепленный желток... Так устроена жизнь, подумал он. Удивительная вещь. Но пока ему хватало места». Для прочих жителей Приречной страны таким «яйцом номер три» становится далекая и непознанная территория, именуемая «заграницей». О ней любит порассуждать Сдобсен в минуты меланхолии или отчаяния. А подросший Утенок по крупицам создает собственную философию жизни, и, например, решает, что «когда все усложняется и становится непонятным, надо разглядывать небо».

По всей книге о Простодурсене раскидано множество «цеплялок» для детей и взрослых, и живописный язык — лишь одна из них. За развитие ярких вкусовых ощущений читателя будут отвечать восхитительные пудинги, хрустящие коврижки и тающие во рту марципаны — основное меню жителей Приречной страны: «У пудинга оказался волшебный вкус зимы, черники и голубики, клюквы и брюквы, рябины и можжевельника, кудыки и понарошки, еловой смолы и сосновых иголок, желудей и солнца, грибов и песен, и он благородно и красиво дрожал на блюде, блюдечках и ложках». Кстати, можно догадаться, что самые вкусные коврижки в стране печет Ковригсен. И именно этот трудолюбивый герой обеспечивает хлебом всех жителей Приречья.

Как легко понять по имени, самый вредный и скаредный герой в книге ‒ Пронырсен. Стоит увидеть, как он ведет себя в пекарне у Ковригсена: «Насыпь-ка мне пакет чёрствого хлеба. Не такого старого, чтобы с плесенью, но и не настолько свежего, чтоб деньги за него драть». И в «зимней книге» исключительный мизантроп Пронырсен как от назойливых мух отмахивается от случайных добрых чувств и мыслей и отчаянно сопротивляется своим стихийным благородным порывам. Но даже пронырсенам порой очень хочется иметь рядом кого-то, с кем можно просто посидеть и переброситься парой слов, и ситуация поднимается до высокого абсурда: Пронырсен берет в собеседники... лопату, умудряясь ссориться и мириться с ней (читать такое с детьми, конечно, смешно). Его осторожные попытки наладить контакт с миром, через страх и маску неприступности и презрения, — это всегда очень тонкие и трогательные моменты книги.


Неряшливый и робкий Сдобсен тоже учится выстраивать отношения с Пронырсеном, и оба замирают от нового опыта — непринужденного разговора, заботы друг о друге и дружбы. Их впервые случившаяся беседа преподносится Пронырсеном как увлекательная игра: «Ты говоришь слова, а потом я говорю, и снова ты...», и для стеснительных деток-читателей продемонстрированный способ завязывания разговора может оказаться добрым помощником.

Волшебное преображение Пронырсена в канун Великого Марципанового пира, когда дом украшен свечами, а друзья водят хоровод вокруг елки, дарит надежду читателю, что чудеса случаются, даже когда их совсем не ждешь. И не страшно, что после пира вредность Пронырсена вернется к нему обратно — ведь у него остался опыт дружеского общения и радости от него, а неуживчивый характер помогает, как ни странно, достичь баланса и гармонии во взаимоотношениях жителей Приречной страны.

У каждого героя книги наступает период, когда он понимает, как непросто управлять своим «внутренним я», и этот момент очень показателен и важен для маленького читателя, который учится принимать свои чувства и эмоции и «договариваться» с ними. В «весенней» книге пришла пора волноваться Октаве — эту эмоциональную и никогда не унывающую особу накрыла волна любовных страданий. Понятие «влюбленности» описывается в книге с точно отмеренной для детской аудитории долей условности и иронии как чудовищное и нелепое счастье, когда можно по уши втюриться, например, в чей-то... нос, даже если он вечно шмыгает и чешется. И тогда даже самая мудрая птица Приречного леса — Каменная Куропатка — лишь бессильно разводит крыльями: ничего не поделаешь, просто в Приречную страну пришла весна.
Работа переводчика «Простодурсена» Ольги Дробот уже отмечена важной профессиональной премией Гильдии «Мастеров литературного перевода», а издательство «Самокат» в этом году обещает своим читателям продолжение книги, чему, несомненно, будут рады дети лет с пяти и старше, а также их давно выросшие родители.

Оригинал статьи: http://www.papmambook.ru/articles/1354/
Сортировать по названию
А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф
Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я