на главную
     
2014, 14х20см
288 стр.
Для среднего и старшего школьного возраста
ISBN 978-5-91759-269-5

Купить
Встречное движение
Остров в море
Aнника Тор
Перевод со шведского Марина Конобеева
Иллюстрации Екатерина Андреева
О книге

О том, как не сломаться, выстоять в такой ситуации, когда, казалось бы, весь мир восстает против тебя, — повесть Анники Тор «Остров в море», первая книга тетралогии о двух еврейских девочках, 12-ти и 8-ми лет, которых родители отправляют из родной Вены, занятой нацистами, в тихую благополучную Швецию. Но и там девочкам не удаётся избежать проявлений расизма по отношению к ним.

«Остров в море» помогает детям понять, что значит быть изгоем, которого презирают и отвергают, помогает осознать человеческие взаимоотношения.

Те, кто будет читать эти ранящие душу страницы, получат своего рода прививку: хочется верить, что они не поддадутся искушению подразнить ровесника, потому что он «не такой, как все».

 


"Дети в чистилище" Кирилл Решетников "Газета" №106 от 22.06.2006г
Восьмируких человечков хочется уничтожить всех до единого, а потом еще долго плеваться, с нежностью вспоминая таких концептуальных героев отечественной мультипликации, как голубой щенок или кудрявый ежик. Ежей и щенков было ровно столько, сколько нужно, а чувство меры в наглядном обучении, в том числе и в обучении терпимости, - это непременное условие успеха, по крайней мере эстетического.
Шведская писательница Анника Тор, чья повесть, несомненно, вписывается в программу воспитания терпимости, - один из тех авторов, которые не склонны приумножать популяцию восьмируких, предпочитая реальные, простые и ненадуманные истории. Соотечественница Астрид Линдгрен рассказывает о том, как две девочки из семьи австрийских евреев, вынужденные покинуть Вену после прихода нацистов, нашли приют в Швеции. Ситуация незамысловатая, а вот материал для детской литературы относительно новый. Штеффи и Нелли должны привыкнуть к незнакомому окружению, выучить язык северной страны, психологически выстоять среди сверстников-иноземцев и органично войти в роль чужаков, с тем чтобы постепенно перестать ими быть. Беженкам необходимы как умение постоять за себя, так и уважение к спасшему их народу. Педагогическое действие этой книги двунаправлено: ненавязчивая проповедь терпимости обращена здесь и к представителю большинства, и к тому, кто оказывается пришлым и не таким, как все.
Анника Тор успешно решает одну из главных задач писателя: она заставляет нас прочувствовать описываемую реальность до мелочей. Казалось бы, опасность для беженок миновала, а любовь приемных родителей - залог благополучия. В действительности же все не так просто. И дело не только в том, что какой-то шведский мальчишка обзывает Штеффи еврейским отродьем, а перспективы спасения оставшихся в Австрии отца и матери весьма зыбки. Сама ткань бытия, сама повседневность ставит ребенка-переселенца перед необходимостью постоянного преодоления больших и малых проблем. Вырвавшись из ада, дети попали не в рай, а скорее в чистилище, и Аннике Тор прекрасно удается это изобразить.
"Как остров" Мария Порядина, ПИТЕРBOOK
Она рассказывает о детях. Об одиноком и страдающем ребенке. В новой стране сестер разделяют: малышке Нелли достается добрая тетя Альма — мастерица печь булочки; а Стефании — суровая и замкнутая тетя Марта, которая считает греховной всю музыку, кроме псалмов, все картины, кроме изображений Иисуса, и все книги, кроме Библии.
У тети Альмы яркие цветы в саду, и фисгармония в гостиной, и двое ребятишек, которые охотно принимают новую сестренку.
А дом тети Марты стоит на краю земли. Вокруг дома — только камни, в доме — голые стены и запах моющих средств.
И вот результат: не проходит и двух месяцев, как Нелли уже бойко болтает по-шведски, повсюду ей рады, одноклассницы соперничают за право дружить с ней. А Штеффи по-прежнему одна. Не как все.
Дети повсюду одинаковы: чужой, непохожий непременно становится объектом травли, причем подростки этого почти не осознают. Не специально, не по злобе, а равнодушно, мимоходом они могут унизить, оскорбить — и жить спокойно, пребывая в чистосердечной уверенности, что не сделали ничего дурного и не желали ничего плохого.
Причина детям не нужна, а повод найдется всегда. Штеффи почти не говорит по-шведски, ее волосы жестки и черны, она не умеет ездить на велосипеде… Больно терпеть унижение; но пожаловаться учительнице или рассказать обо всем тете Марте — это еще унизительнее.
Все книги, взятые из дома, перечитаны, слушать радио — "грех", поговорить не с кем… Даже в письмах маме и папе Штеффи не упоминает о своих бедах: родителям сейчас трудно, их нельзя огорчать, они должны думать, что девочкам хорошо. А тетя Марта даже не подозревает о том, что ее строгость и сдержанность кажутся девочке неоправданной, незаслуженной жестокостью.
В сущности, эта книжка не о том, как "тяжело живется бедному еврею", а о том, как плохо быть чужим — все равно где. И о том, как взрослые обрекают ребенка на тоску и одиночество просто потому, что не понимают — не дают себе труда понять — что ребенку, кроме еды и крыши над головой, нужно что-то еще. Благие намерения и добрые побуждения — этим можно тешить собственную совесть, а девочке двенадцати лет нужны внешние проявления доброты и заботы: горячие булочки с малиновым соком, и песенки, и фарфоровые собачки, и белое платье для участия в праздничном шествии.
Иначе ребенок останется один — как остров, сам по себе, — и, возможно, он не увидит спасения, когда штормовые волны отчаяния захлестнут его с головой.
Ника Кудрявцева, "Книжное обозрение"
Потому что на самом деле Холокост – не главная тема “Острова в море“. Писательница отнюдь не призывает ужасаться деяниям фашистов, которые еще даже не распробовали как следует вкуса крови (действие происходит в сороковом году). В центре повествования переживания девочки, которая оказывается в новой стране, новой семье, в новой культурной среде и в новом коллективе. Вот где драма-то. На двенадцатилетнюю Штеффи Штайнер ложится почти непосильный груз: она должна не только решать собственные проблемы, но и нести ответственность за младшую сестренку, с которой при том оказывается в разных семьях. Дочек доктора и оперной певицы из блестящей Вены привозят на маленький остров, затерянный в море. Все население острова – рыбаки и их набожные жены. Приемные родители, искренне желая добра маленьким еврейкам, относятся к ним, как Робинзон к Пятнице. То есть это к Штеффи так относится ее приемная мать Марта, строгая, молчаливая, сухая. Маленькой Нелли повезло больше: она попала в семью улыбчивой и добродушной Альмы, у которой есть двое собственных детей. Нелли осваивается быстро, Штеффи же приходится много труднее, особенно когда она приходит в школу, в класс, где уже сложились свои отношения и традиции, где новенькую невзлюбила самая красивая и популярная девочка, зато полюбил туповатый второгодник, что тоже дает недоброжелателям повод для насмешек. Подростковый коллектив много жестче детского. При этом Штеффи очень замкнута и сдержанна, заморожена даже. Такая же сдержанная и замороженная ее неласковая приемная мать Марта. И рассказ о годе, проведенном девочкой на острове, тоже очень сдержанный, приглушенный.
В “Острове” Анника Тор не дает никаких оценок, не оценивает словами происходящее и ее героиня. Простой, почти безэмоциональный рассказ о событии бывает зачастую много действеннее трижды пережеванной каши объяснений. Вот Анника Тор и описывает события: романтически настроенный недоумок дарит Штеффи самодельный портрет Гитлера как напоминание о родине; американские, а затем и шведские власти отказывают во въездной визе родителям героини... Спустя шесть с лишним десятков лет мы понимаем, чем это должно было закончиться.
Девочка, которая больше никогда не увидит своих родителей, должна взрослеть в чужой и, кажется, не особенно дружелюбной стране. Не слишком ли много для маленькой девочки, на плечах которой лежит неподъемный груз пережитого страха, ответственности и загнанного в самую глубину души несчастья? Ей понадобится немалое мужество, чтобы вынести эту тяжесть. Но помощь и поддержка придут к Штеффи с самой неожиданной стороны: Марта, которая облачилась в набожность и суровость, как в медицинский корсет, не позволяющий сломаться от снедающего ее многие годы горя, однажды скажет: “Не позволю обижать мою девочку!"
Сортировать по названию
А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й
К Л М Н О П Р С Т У Ф
Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я